Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:39 

Я сожгу себе ноги, руки, лицо – все, что хочешь.
От прикосновений чужих, не Твоих, морозец по коже.
Я никуда не уйду от Тебя, лишь на время забудусь
В пустоте иль дремоте. Черт. Не мысли, а глупость.
Я вдыхаю вместе с дымом чужие мысли и чувства.
А у самого в голове нет ни капельки. Пусто.
Мое время уходит. Нет ни дня, ни минуты.
Я здесь не лишний, я просто немного запутан.

Забери меня от потерь,
Дай понять, что я еще живой
Перед носом – закрытая дверь.
Но я здесь. Бессмертный. Чужой.
Я ищу хотя бы намек,
Что меня до сих пор где-то ждут,
И есть еще надежды огонек,
Что я найду в этом мире приют

Я пишу свои стихи в объятьях ночного тумана.
В моей голове нет ни мыслей, ни другого изъяна.
Я повинуюсь судьбе. Ищу волю и сущность.
Ведь только глупец видит в правилах мудрость.
Я не хочу жить без красок и воли к успеху.
Но если ты не в стаде, значит – помеха.
Я пытаюсь прорваться сквозь гогот толпы,
Но кто меня слышит? Разве что только Ты.

Забери меня от потерь,
Дай понять, что я еще живой
Перед носом – закрытая дверь.
Но я здесь. Бессмертный. Чужой.
Я ищу хотя бы намек,
Что меня до сих пор где-то ждут,
И есть еще надежды огонек,
Что я найду в этом мире приют

Я еще не отчаялся, я буду идти до конца,
И плевать на других, пока жива гордость певца.
И только ты меня держишь в этом жутком мире,
И твоя прекрасная арфа, и песни эпической лиры
Я сожгу себе ноги, руки, лицо – все, что хочешь.
От прикосновений чужих, не Твоих, аж морозец по коже.
Я никуда не уйду от Тебя, лишь на время забудусь.
Ты только найдись. Черт. Не мысли, а глупость.

21:15 

Я ем плесневелый хлеб и пью остывший кофе. Из-за тебя я снова стал плохо спать. Ты говоришь, я делаю тебе больно. Но ведь ты тоже. Почему я не могу быть счастлив? Наверное, это просто не в моей природе.
Я забыл о тебе, ты ушел из моей жизни, только позавчера я вдруг наткнулся на твою запись в своем телефоне. Странно, я был уверен, что удалил все, что напоминало о тебе.
Так глупо. Но именно это помогло мне снова начать писать. Ты знаешь, сколько я не писал? Знаешь, неверное. А может, я просто себя переоцениваю.
Я не буду клясться в любви, не буду обещать невозможного, не буду думать о тебе каждое утро, открывая глаза. Мне не будет сниться твое мертвое тело и собственные слезы. Нет. Я просто буду молчать о тебе.
Мой Элеонор.

17:23 

Автобус ехал нарочито медленно. Путь, который я обычно совершаю за 7-10 песен, я проехал за 23. Я не считал, я подсчитывал. Сугробы снега не давали несчастному водителю хорошенько налечь на газ, а быть может, он просто боялся. Ведь машины, что проезжали мимо, ехали со скоростью примерно 10 домов за песню. А вот мы с автобусом - 3-4 дома. Зато у меня было больше времени подумать. Или времени было ровно столько же, сколько занимал путь на автобусе+дорога пешком. Хотя, я все равно никуда не торопился.
В голове мелькали отрывки мыслей, разнообразные подсчеты, но сейчас меня на самом деле могло волновать только время. Один мой знакомый, условно назовем его Макс, как-то пожаловался на то, что время идет слишком медленно. Мне стоило больших трудов убедить его в том, что это лишь вселенная увеличила шаг. На самом деле я вру, и Макс воспринял эту новость с воодушевлением, как и многие мои несуразные мысли. О чем шел разговор дальше - не помню, но снилась мне в эту ночь Госпожа Вселенная.
Я посмотрел в окно медленно ползущего по дороге транспорта и обратил внимание на людей вокруг. Зачем я это сделал? Потом ведь обвинять себя придется, а я этого не люблю. Людей, который отражались в окне, было несколько. Трое, если быть точным. И все смотрели на меня. Отвратительное ощущение. Мне захотелось встать и выколоть им глаза, да только за это посадят, а следом я снова начну себя винить.
В общем, для себя я решил, что нахождение в этом автобусе мне совершенно не комфортно. Интересно, а водитель в курсе происходящего? Или же его волнует только снег за окном? Автобус ехал все так же, нарочито медленно.
Оставалось 7 из 23 песен. Я закрыл глаза и воспроизвел в свое голове этот текст. Впрочем, неудачно.

00:40 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:48 

Вчера мне было страшно, как никогда. Он был на нашем балконе. Он ждал, когда я выйду к нему. Ждал. Я чувствовал исходящую силу. Я бы решил, что сошел сошел с ума, если бы этого не видела Онни. Но она тоже видела. У меня сердце упало вниз. Я не мог даже сказать Ему, чтобы убирался. Мне пришлось взять себя в руки и вместе с Онни защитить квартиру.
Я очнулся, когда было уже утро. Оказалось, Он ушел, но после этого я отрубился. Я был бы рад, чтобы это был сон. Но я до сих пор чувствую на спине Его метку. И взгляд Онни говорит за себя. Это было наяву. На самом деле. И черт возьми, как я хочу убрать это жжение на спине.

15:53 

Я не умею плакать.

01:02 

моя первая запись. странно. первый раз он всегда странный. но я попробую, может и правда поможет. посмотрим, что из этого выйдет.
брат, сука, какого черта вы с этой тупой котлетой никак не поговорите по душам? еще и мне мозги морочите. все у вас легко, все хорошо, нет, нужно специально тараканов разводить, чтобы не скучно было.
а ты, аида? нахер к астеру сегодня поперлась? знала же, что запечатан, плюс слуги дежурят, так нет же. и опять я виноват.
а про тебя я вобще молчу. ничего не скажу. должна же быть хоть какая-то выдержка. с другой стороны, я итак сказал тебе лишнего. много всего. бессмысленно.
глупость какая.
завтра нужно многое сделать. слишком многое. кто бы знал как я не хочу видеть котлету. и брата. а придется. нет сил даже говорить.
ааххх. на сегодня все. сеанс окончен. и ты прав, это действительно помогает.

01:29 

самая большая проблема - я сам. я часто, слишком часто вспоминаю ее. четыре года и я постоянно уходил, но только на время. она до сих пор боится меня принять. 'черная кошка'- как ванильно, но из ее уст скорее грустно. по глазам вижу, осуждает, а поделать ничего не могу. боюсь произнести то, что она хочет. соврать боюсь.
лабиринты, бесконечные комнаты и страх. они сжимаются и я теряюсь в них, я крошечный, я ничто, меня нет, испарился. и никто не видит. сны страшная вещь, не хочу в них теряться, но с каждым днем все сложнее просыпаться. и никто не держит. боюсь закрывать глаза.
слишкоми много людей и надежд. они все дают надежду, но я не могу принять. это не мое, я должен сам, я должен оправдать свое имя. грустно бывает, что я слишком на отца похож.
все говорят, нужно учиться, сессия, все фигня, а я не могу. снова в себя ухожу. когда-нибудь это плохо кончится. мне нельзя оставаться одному. но я не знаю, с кем остаться. они все при моих приступах ведут себя не так. не верят, беспокоятся, боятся, и хотя я предупреждал, делают все по-другому. не так. только мать спасает. она психолог, она умеет. не хочу закрывать глаза.
много друзей, много людей вокруг меня и никто не подпускает. скоро лабиринт бужет не только во сне. во всем вокруг 'как ты достал, Аккерманн'

00:14 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Апокриф от Люцифера

главная